ultima_thule73 (ultima_thule73) wrote in ru_opposition,
ultima_thule73
ultima_thule73
ru_opposition

Вновь о "Политвестнике"

Originally posted by ultima_thule73 at Вновь о "Политвестнике"

«Если ты думаешь, что слишком мал и слаб, чтобы в одиночку на что-то повлиять или чему-то помешать, ты никогда не спал в одной комнате с комаром».

Африканская народная мудрость.

Произошло то, о чём я писал ещё несколько месяцев назад: на материалы «Политвестника» начали ссылаться федеральные телеканалы. Повторю, они сделали это не потому, что им того хотелось, а потому, что не замечать оппозиционный телеканал стало невозможно – количество просмотров его репортажей говорит само за себя.

    В странах, руководство которых десятилетиями и даже веками испытывало страх перед свободой слова, люди переписывали запрещённые произведения от руки. В России так было во времена Екатерины II с текстами Радищева и Баркова. Так было в эпоху Александра I с «Горем от Ума» и с пушкинской «Гаврилиадой». Произведения, запрещённые цензурой, уже тогда насчитывались десятками. В советское время их количество возросло на несколько порядков. Больше всех «повезло» автору «Философических писем», о котором Солженицын в конце 60-х годов прошлого века заметил: «Чаадаев установил рекорд - уже 110 лет после смерти! - замалчивания русского писателя. Вот уж написал, так написал!» И всё же это была предыстория, а самиздат в классическом смысле родился в советской России в 40-е годы 20-го века, в силу стечения нескольких обстоятельств, одним из которых стало банальное распространение пишущих машинок. Автором термина, или, как сказали бы теперь, логотипа стал поэт и переводчик Николай Глазков, отчаявшийся искать счастья в официальных советских издательствах и решивший обойтись без них. Современному читателю мало что говорит это имя, скорее Глазкова знают по эпизодической роли в фильме Андрея Тарковского «Андрей Рублёв». Между тем, Глазков писал действительно неплохие стихи, в частности именно его перу принадлежит известное четверостишие –

Мне говорят, что окна ТАСС

Моих стихов полезнее

Полезен также унитаз

Но это – не поэзия.   

И всё же рискну утверждать, что в истории России имя Глазкова в первую очередь будет ассоциироваться не с его стихами и не с единственной киноролью, а с появлением самиздата – явления колоссальной культурной и социальной значимости. Однажды возникнув, самиздат подписал цензуре печатной продукции смертный приговор, в одночасье лишив идеологический отдел ЦК КПСС (тогда ещё ВКП(б)) мистической силы решать – быть, иль не быть, и вернув всем этим «Политиздатам», «Учпедгизам» и «Первым образцовым типографиям» сугубо техническую роль поставщиков книг, газет и журналов. Коммунистический «апостол Пётр» лишился ключей в рай и превратился в банального и бестолкового швейцара.

       Осознание нового status quo произошло не сразу – сообразительность не входила в число добродетелей послевоенных коммунистических бонз, поэтому ещё долгое время с пишущих машинок снимали «отпечатки пальцев», а самиздат пытались отлавливать и истреблять; но неизбежное свершилось, и самиздатские «Мастер и Маргарита», «Архипелаг ГУЛАГ» и «Огненный столп» превратили лауреатов Сталинской премии Бубенного и Бабаевского из небожителей в поставщиков макулатуры. И тот факт, что в наше время Путин и К’ не настаивают на всеохватывающей цензуре печатной продукции, - следствие не остаточной демократичности наследников перестройки, а остаточных рефлексов коры головного мозга; ребята смутно догадываются, что в эпоху интернета такие действия малоэффективны. Министерство печати в наше время может быть только тем, что заявлено в его названии, то есть лучше или хуже осуществлять выпуск текстов на бумаге, и ничего более.

    «Политвестник» в лице его авторов аналогичным образом десакрализировал ЦТВ России и Останкино. Господа Кулистиков, Эрнст, Добродеев и остальные телебоссы ещё продолжают считать себя наследниками доктора Геббельса и властителями дум «широких слоёв населения». Сей казус в истории не нов – ничейная бабушка из «Вороней слободки» также упорно не верила в электричество и жгла на антресолях керосин, а главные редакторы всевозможных советских «…издатов» даже в мыслях не допускали, что какой-то несчастный поэт и переводчик низвёл их до статуса технической обслуги. И как в эпоху персональных компьютеров и принтеров никого не волнуют идеологические пристрастия владельцев и директоров даже самых крупных издательств, так в эпоху всеобщего распространения видеокамер и интернета цензура на ЦТВ не только противозаконна, но ещё и глупа, ибо не эффективна. Не думаю, что эта очевидная мысль когда-либо будет усвоена вышеупомянутыми господами. Внешний блеск их положения и многомиллиардные затраты государства на их деятельность давно лишили их способности адекватно оценивать реальность. Ровно так же соотносились возможности Николая Глазкова и сталинского министерства печати и пропаганды.

      Предыстория самиздата уходит в глубину веков, но нужен был Глазков, который сам едва ли осознавал, что именно он сделал, начав распространять свои произведения под грифом «Сам себя издат». До «Политвестника» люди годами снимали на видео и выкладывали в интернете собственные зарисовки реальности. Александр Сотник и Дмитрий Мелёхин первыми ясно осознали, что профессионализм, продуманная стилистика и запоминающийся логотип в современных условиях способны нарушить монополию государственного ТВ на электронные СМИ. Свидетелями начала этого процесса являемся мы с вами. Не больше и не меньше.

      Вслед за Глазковым в самиздат пришли Набоков и Солженицын. Бродский и Ахматова. Стругацкие и Аксёнов. И десятки других, куда более крупных, чем Глазков авторов. Достаточно сказать, что первым знакомством с Ницше и Евангелием я обязан самиздату.

        Показ фрагментов из репортажей «Политвестника» на НТВ – всего лишь первый шаг к неизбежному признанию влияния телеканала. Подлинным прорывом станет тот момент, когда на его материалы начнут ссылаться BBC и тому подобные респектабельные гиганты. И тогда в независимом интернеттелевидении появится реальная конкуренция, которой, увы, пока нет.

         Я не хочу сказать, что следующие за Александром и Дмитрием журналисты обязательно превзойдут первопроходцев. Но будет замечательно, если такая деятельность привлечёт талантливых и смелых авторов, выражающих собственную точку зрения и глубоко плюющих на все 540 метров Останкинской телебашни.

Tags: телевидение
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments