zlatoalex (zlatoalex) wrote in ru_opposition,
zlatoalex
zlatoalex
ru_opposition

Социально-правовые аспекты реабилитационного центра Ройзмана.

Оригинал взят у zlatoalex в Социально-правовые аспекты реабилитационного центра Ройзмана.
Во всей истории с центром Ройзмана есть два самых значимых момента. А именно имелся ли состав преступлении и были ли оправданы с точки зрения социальной необходимости действия сотрудников фонда по отношению в содержащемуся там лицу, ныне потерпевшему о уголовному делу.
Здесь надо отметить, что удержание против воли без непосредственно похищения то же является уголовным преступлением, квалификация которого отличается только тем, что отсутствует перемещение. А как лицо попало в место где его насильно удерживали в уголовно-правовом значении не важно для возникновения состава преступления. А может лишь оцениваться при назначении наказания.
Волна же общественного мнения по этому поводу характеризуется общими для многих настроениями- мол не отпускать же, что б он навредил себе и другим.
Для того что бы в этом разобраться сначала надо понять что такое наркоман. Сама наркомания это не просто физиологическая зависимость организма от наркотиков. Это образ жизни и тип психики, характерный образованием в человеке чувства попадания в иную реальность. Реальность, которая формируется не только за счет психоактивных качеств наркотиков, но включает в себя весь образ жизни наркомана, содержащий соответствующий круг общения. Погружаясь в этот омут наркоман теряет нормальные социальные связи и падает на самое дно, ведя асоциальный образ жизни вора, грабителя или проститутки. Для его действительной реабилитации требуется не только прохождения периода абстинентного синдрома, а новая социальная адаптация. Для достижения этих целей наркомана прежде всего необходимо вынуть из той социальной среды, что не означает простое ограничение общения, так как ту образовавшеюся пустоту необходимо заполнить новым социальным содержанием.
Для достижения этих целей в реабилитационных центрах «Преображения», а после совместной акции РПЦ и Минюста, отдающей недобросовестной конкуренцией, имеющих другое название, реабилитанта всегда направляют в центр другого города. Центры находятся на самоокупаемости и потому люди состоящие там работают, что бы обеспечить свое существование. Определенным средством для устранения сомнений в целесообразности нахождения там служит религия. Как следствие человек попадает в новую суррогатную реальность, характеризующуюся тем же кругом общения из наркоманов, отделенных от остального общества, но которых объединяет не принятие наркотиков, а религия как противопоставление им.
В то же время в большинстве случаев когда человек выходит из такого реабилитационного центра и возвращается в свою среду то спустя какое то время они опять начинают употреблять, и им ничего остается как возвращаться обратно. И такое происходит по многу раз. Редкими исключениями являются те, кто после выходы из центра продолжили образ жизни основанной на религии и стали членами религиозных организаций, как правило ново протестантского характера, то есть приобрели круг общения связанный религией. Хотя и здесь возможны срывы.
В этом свете совсем становится непонятным, что предлагается взамен в «Городе без наркотиков». Если в «Преображении» имелась определенная социальная адаптация исключительно в рамках центра тем, что эти Центры сами себя содержат как самостоятельная социальная единица, имеющая собственную антинаркотическую религиозную идеологию, то центр Ройзмана не предоставляет своим «клиентам» ощущения совместной социальной независимости, так как финансируется из вне. О внутренней идеологии вообще мутно. То что наркотики плохо даже уже не мораль, а банальность.
Разумеется часть нариков побывавшая в этом центре получила место в системе как управленцев и местных авторитетов. Как следствие вжившись в эту роль они получают определенное замещение и мотивцию на сохранение Фонда, как способа существования. А какая мотивация спрашивается у остальных?
Здесь сразу прошу представить себе нашего последнего мажорного юношу, постоянного завсегдатая ночных клубов и престижных молодежных тусовок, который оказался среди маргинально-криминального контингента реабилитационного Центра, и вместо своей гламурной жизни начал мыть полы и туалеты.
Тут сразу становится понятным его желание свалить, а так же насколько неуместным для этого окружения оно стало как угроза эффективности центру и их образу жизни.
.
Тут конечно Ройзман не причем. Он что ли этого мажора насильно держал. Его ли это барское дело. Его дело получать финансирование что бы содержать эту толпу нариков- бездельников на дармовом обеспечении.
Зато сколько политики и морали в таком простом человеческом желании получать халяву.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments